logo banner

Россия, сажа и метан: сдержит ли РФ обещание, данное в G8

Россия, сажа и метан: сдержит ли РФ обещание, данное в G8

Россия остается единственной страной "большой восьмерки", формально не присоединившейся к глобальному объединению Climate and Clean Air Coalition — решение о присоединении G8 приняла на саммите в Кэмп-Дэвиде в мае 2012 года.

Коалиция по климату и чистому воздуху (CCAC), добровольное объединение стран для снижения выбросов метана, сажи и других "короткоживущих" факторов изменения климата, все еще рассчитывает, что Россия войдет в ее состав, заявил исполнительный директор Программы ООН по окружающей среде (UNEP) Ахим Штайнер.

"Я несколько месяцев назад встречался с министром (природных ресурсов и экологии Сергеем) Донским и еще раз очень настойчиво призвал Россию стать активным участником коалиции", — сказал Штайнер на пресс-конференции в четверг.

Он отметил, что коалиция все еще очень рассчитывает, что РФ войдет в ее состав.

"Надеемся, что когда мы встретимся с вами в следующем году, коалиция станет еще больше, а Россия будет ее активным участником", — сказал Штайнер.

В чем дело

Россия остается единственной страной "большой восьмерки", формально не присоединившейся к глобальному объединению Climate and Clean Air Coalition — решение о присоединении G8 приняла на саммите в Кэмп-Дэвиде в мае 2012 года. Объединение, созданное в феврале того же года, ставит своей целью уменьшить выбросы "короткоживущих" факторов изменения климата, прежде всего метана, сажи и гидрофторуглеродов (ГФУ). Коалиция за два года работы расширилась до более чем 70 партнеров, в их числе 34 государства — например, Австралия, Канада, США, Мексика, Япония и Южная Корея.

Советник президента РФ, специальный представитель президента по вопросам климата Александр Бедрицкий ранее заявлял , что не видит "прибавочной стоимости" в присоединении России к этому объединению.

Бедрицкий, вместе с тем, признавал, что "проблема с (черным) углеродом есть", и система мониторинга выбросов сажи, безусловно, необходима. Как ранее заявлял министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской, Россия может создать такую национальную систему оценки и мониторинга объемов выбросов черного углерода в рамках сотрудничества в Арктическом совете.

"Испугались собственной тени"

Координатор программы "Климат и энергетика" Всемирного фонда дикой природы (WWF) России Алексей Кокорин в беседе с  отметил, что сейчас функции координатора по вступлению в коалицию, возложенные на Минприроды, фактически не выполняются.

"Объективных причин (не присоединяться к коалиции) совершенно нет никаких", — отметил Кокорин.

Он напомнил, что по двум из трех направлений работы коалиции, метану и гидрофторуглеродам, Россия и так ведет мониторинг как сторона конвенции по климату и Киотского протокола.

"Никто, в общем-то, перепроверять или выводить на чистую воду никого не собирается, это совершенно не является задачей коалиции", — сказал эксперт, отметив, что российская отчетность в рамках климатических соглашений успешно проходит ежегодные проверки.

В случае же третьего и наиболее важного для России направления работы, так называемого черного углерода (black carbon), по мнению Кокорина, "совершеннейше испугались собственной тени" — можно было грамотно выбрать приоритеты работы в CCAC и организовать мониторинг выбросов и, что еще более важно, выпадения сажевых частиц. Причем по выбросам черного углерода Россия "находится далеко не на первом месте", и большая их часть приходится на лесные пожары, а не промышленность или транспорт.

"А с лесными пожарами мы собираемся бороться и боремся, насколько можем, в любом случае, то есть можно заранее расписаться на чистом листе и сказать — мы уже с выбросами черного углерода боремся вовсю", — сказал Кокорин.

Поддержать своих ученых

"Самый главный эффект по черному углероду на территории России — это не прямой прогрев атмосферы, а добавочный эффект, более темный снег, в Арктике прежде всего, где он очень чистый, соответственно, уменьшение альбедо (отражающей способности — ред.) и больший прогрев", — пояснил Кокорин.

Вопрос того, откуда сажевые частицы попадают в Арктику, по его словам, находится на стадии исследований, и именно такие проекты российских ученых можно было бы поддержать в рамках участия РФ в коалиции.

"Это можно сделать, для этого нужен отбор частиц — дорогостоящий, сложный, это со спутника не сделаешь, нужен физический отбор и анализ их микросостава изотопного, химического, по форме частиц", — сказал собеседник агентства.

Сейчас такого рода исследования в РФ практически не финансируются, подчеркнул Кокорин.

"Вот предположим, в коалицию Россия вступит, выберет этот приоритет (черный углерод в Арктике — ред.), и тогда — о, ужас — ей надо будет профинансировать собственные научные работы по этому направлению", — отметил эксперт, добавив, однако, что, если говорить об организации системы мониторинга выбросов, речь пойдет о довольно значительных суммах.

No one cares

В принципе, от невыполнения собственного обещания и неучастия в коалиции Россия ничего не теряет, "мы просто ведем себя по-дурацки", считает эксперт WWF России.

"Почему-то совершенно непонятно, что эту коалицию можно вывернуть в науку… Слава богу, никакой волны по этому поводу никто не поднимает, но ведь могут и поднять. А главное, зачем?", — сказал Кокорин.

"Очень легко вступить в эту коалицию так, что будет только польза — и науке, и (экологическому) мониторингу", — подчеркнул эксперт.

Похожие новости
Последние новости
Back to top